Трикс Солье
Но чем ближе к Небу, тем Радуга бледней...(с)
Привет, пап!
Слушай, ты извини, я очень давно тебе не писал… Ты не думай, я постоянно думаю о тебе, просто в этой нерезиновой ну почти ни на что не остаётся времени…
Ты бы знал, как я по тебе скучаю… Как трудно мне было привыкнуть, что каждый вечер не раздастся так надоевший звонок и твой голос не скажет мне: «Привет, сын. А я просто так звоню…». И чего бы я сейчас не отдал, чтобы просто с тобой поговорить…
Вот просто набрать твой номер – и услышать: «Привет, Саш»…
Знаешь, это как-то вдруг стало очень жутко – понимать, что никто этого больше не скажет. По крайней мере – так. Таким тоном…
Старый, ты прости меня… Я отмахивался от тебя, мне казалось, что мои проблемы – это и есть самое главное…
И только теперь я начинаю понимать, что ты был последним человеком на свете, который любил меня. Ваши отношения с Мамой – это отдельная тема, не будем сейчас об этом. Но с тех пор, как Мамы не стало с нами, ты был Последним…
Ты выматывал мне нервы не дай Бог, ты доставал меня как никто другой – но вот прошло почти полгода – и я не могу без слёз вспоминать о тебе…
Папа, Батя, Старый – ведь ты – это ВСЁ, что оставалось у меня от детства. Странным оно было – но я любил тебя! Я, я один сумел защитить тебя, когда все, ВСЕ были против тебя… А сколько раз ты вытаскивал меня… Ты был не лучшим отцом – но никогда бы я не пожелал другого…
Ты был. Ты всегда был. Даже в те годы, что тебя не было, я знал – ты есть. У тебя получалось появиться в самый тот момент – и расставить всё по местам.
Я не буду говорить сейчас о тех «33 вагонах» претензий… Они никуда не делись… И ты не искупил их.
И всё же, и всё же… Когда у меня под ухом зазвенел телефон и сестра в слезах сказала: «Папа умер…», в этот момент что-то умерло во мне. Знаешь, что? – Это умерло моё детство. А значит, кончилась и моя жизнь.
Прошло почти полгода. А я никак не могу поверить, что нет больше человека, которому я могу пожаловаться на самочувствие – и он даст правильный совет… Да ёбаный свет, которому я могу просто позвонить, если не могу заехать – и он будет искренне мне рад…
Ты прости меня, Пап, если можешь…
Мне тебя очень не хватает… Никак я не могу вспоминать о тебе без слёз…
Ведь, несмотря ни на что, я любил и люблю тебя…